Размер шрифта: A A A
Цвета сайта: Ц Ц Ц
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия
     В моей медицинской практике за десятилетия работы каких только случаев не было!
     С какими только диагнозами и проблемами не приходили люди!
     Но один случай запомнился мне особенно. И охарактеризовать его я могу старинной русской поговоркой: «И смех, и грех!»
     Было это лет десять назад. Пришёл как-то в клинику на приём молодой токарь одного из заводов. С одной весьма деликатной проблемой:
     - Доктор, помогите, от меня жена ушла, - грустно произнёс он на приёме у врача.
     - Так это, батенька, вы, похоже, не по адресу пришли. Вам, наверное, в службу знакомств надо было обратиться. Или к психологу записаться.
     - Нет, с головой у меня всё нормально. У меня другая часть тела не работает, - поведал пациент опытному урологу.
     Оказалось, молодой человек получил производственную травму не совсем обычного характера. Когда он работал у станка, отлетевшая деталь угодила прямиком в причинное место нашего пациента.
     Детородный орган был отсечён почти полностью. С остальным телом его соединяла лишь тонкая полоска плоти.
     Пострадавший бегом побежал в травмпункт, но там только развели руками.
     - К сожалению, мы ничего не можем сделать, - вздохнув, сказал дежурный врач.
     Так и мыкался наш бедолага по поликлиникам и больницам, но никто из медиков не сказал ему ничего обнадёживающего.
     Совсем загрустил наш герой. А кого обрадует перспектива навсегда отказаться от личной жизни во цвете лет?
     А тут ещё один удар: любимая жена объявила, что уходит от него. Сначала супруга успокаивала его и пыталась поддержать, как могла. Уверяла, что и любит его и такого, и будет жить с ним до самой смерти. Однако несколько месяцев воздержания поколебали уверенность тридцатилетней женщины. Пышущий здоровьем, цветущий организм начал требовать своего законного права любить и быть любимым отнюдь не платонически. И после серии бессонных ночей молодая женщина сдалась. Разревевшись, она подошла к мужу и сказала, что больше так не может. Всхлипывая и утирая слёзы, вторая половина сообщила, что уходит от Николая (так звали нашего героя), что ей очень хочется любви и поделать она ничего с собой не может.
     Николай не осуждал молодую супругу, он всё понимал.
     - Ну что же сделаешь, против природы не попрёшь, - вздохнув, сказал он. Ему и самому очень хотелось любви, и он не представлял, как же будет жить дальше.
      После развода жена быстренько нашла себе темпераментного хахаля, а Николай впал в депрессию. Что ему теперь делать? Всю жизнь жить одному, без жены, без семьи, без любви? Точнее, любить можно, но только платонически. А какая женщина на это согласится, если говорить о долгосрочной перспективе?
     Жизнь потеряла для него всякий смысл и привлекательность, и молодой токарь запил. Стал прогуливать работу. Начальство ему сочувствовало, но пригрозило увольнением. Начальство тоже можно понять. У них – свои обязательства, которые нужно выполнять.  Работники должны нормально работать. Хоть с личной драмой, хоть без. Иначе зачем им платить зарплату?
     Николай всерьёз стал подумывать о том, чтобы уйти в монастырь и стать монахом. А что ещё делать в такой ситуации? Посвятить свою жизнь Богу – благородная, достойная цель…
     Решил он пойти к батюшке и расспросить получше про жизнь в монастыре, и как туда попасть.
     Пришёл на беседу, поведал свою историю и стал спрашивать, что нужно сделать, чтобы его взяли в монастырь, так как в миру ему жить невмоготу со своей проблемой.
     - Сын мой, да веруешь ли ты в Бога? Ходишь ли в церковь, читаешь ли молитвы?
     - Пока нет, батюшка, но научусь.
     - В монастырь люди приходят добровольно, чтобы жизнь свою посвятить Служению; по велению сердца, а не от безысходности. Коли не веруешь, какой из тебя монах, - изрёк священнослужитель.
     Друзья тоже начали таять один за другим: а кому захочется проводить время с вечно грустным, угрюмым человеком, с которым, к тому же, не зависнешь с дамами.
     Вечерами в пустой квартире так тоскливо было Николаю, что начали уже посещать его, грешным делом, дурные мысли: а не наложить ли на себя руки…
     Как-то в его квартире привычную в последнее время тишину прорезал звонок. Звонил один из его старых приятелей.
     -Слушай, Колян, у меня как-то родственница в одной клинике лежала. В частной. У неё - онкология. Её раньше никто не хотел брать на операцию. Говорили, шансов нет. Жить осталось два месяца. А в этой клинике взяли, прооперировали. И вот уже два года прошло. Она себя нормально чувствует. Говорит, там врачи очень хорошие. Может, тебе туда сходить? Давай я тебе телефон дам.

     Так Николай оказался в нашей клинике.
     Выслушав рассказ пациента, уролог, отдавший своей профессии без малого двадцать лет жизни, задумался. Ситуация тронула его, и врачу очень хотелось помочь симпатичному молодому человеку.
     Доктор решил поставить больному протез. Да не простой, а с хитрым механизмом. Это была довольно сложная конструкция. Что-то вроде управляемого микроскопического насоса, который вшивался внутрь.
     Несколько часов шла операция, которая закончилась успешно. По истечении реабилитационного периода пациент получил уникальную возможность самостоятельно контролировать «готовность к действию» своего «боевого друга». И у него началась новая, совсем другая жизнь!
     Теперь бывший пациент нашей клиники превратился в настоящего дамского угодника, а попросту говоря, в бабника. Завёл параллельно несколько связей. Наслаждался «на всю катушку», будто стремился компенсировать то время, которое проводил в одиночестве.
     Его пассии рассказывали в кулуарах своим подружкам, что он - какая-то неутомимая «машина», просто «терминатор». Отчасти так и было, он и был немного «терминатором», ведь в его тело был вшит механизм, делавший его частично «киборгом».
     Как говорится, «не было бы счастья, да несчастье помогло». Главным преимуществом нашего героя при тесном общении с противоположным полом было то, что у него не могло быть «осечек». В нужный момент он незаметно нажимал на кнопку, вшитую под кожу, и устройство начинало работать. Время его работы было не ограничено. Все дамы, имевшие с ним дело, были в восторге. Кстати, предвосхищая вопросы читателей, скажу, что, несмотря на трудный случай, характер полученной травмы и сложную операцию, чувствительность у пациента была сохранена. И он мог наслаждаться всеми красками жизни в полной мере.
     Всё это мы узнали, как говорится, из первых уст, то есть из уст самого Николая. Когда он приходил к нам в клинику с огромной благодарностью за то, что вернули ему все радости бытия.
     Как-то раз на его мессенджер пришла смс: «Привет, как настроение? Слышала, что у тебя всё хорошо. Может, увидимся?» Сообщение было от его бывшей жены. Николай налил себе чашку кофе и задумался. Когда-то он любил её и очень страдал, от того, что она его покинула. Хотел бы он сейчас увидеться с ней, и, возможно, начать всё с начала? Пожалуй, нет. Как всё меняется со временем! Он провёл пальцем по гладкому стеклу экрана и стал тыкать пальцем в клавиатуру: «Привет! Да, у меня всё хорошо. Извини, но в нашей встрече не вижу никакого смысла…»
    
    Последний раз я лично видел Николая года четыре назад, когда он пригласил меня и нашего уролога на свадьбу. Свадьба была весёлой, невеста – красивой, а жених выглядел довольным и счастливым. После этого он с новой женой переехал в другой город, и я больше его не видел, но до сих пор получаю от него поздравления на праздники вместе со словами благодарности.



Оглавление




Задать вопрос