Римма

После моего развода с первой женой я еще больше с головой окунулся в работу. Конечно, первое время я переживал, потом прошлое стало постепенно отпускать меня. Не зря говорят: «время лечит». Молодость и прирожденное жизнелюбие взяли верх над душевными невзгодами. Я потихоньку начал осматриваться вокруг и вдруг заметил, что многие женщины стараются привлечь мое внимание. В свои тридцать лет я был привлекательным, свободным, энергичным и перспективным молодым хирургом. В общем, считался завидным женихом. Я решил не отказывать себе в удовольствии общения с прекрасным полом, к которому всегда был неравнодушен. Наверное, это у меня от отца.

Мой отец считался первым красавцем в нашем маленьком городке, Сердобске, где прошло мое детство. Он был стройным голубоглазым блондином с обаятельной улыбкой, и добрая половина сердобчанок буквально сохла по моему папаше.

Он, в свою очередь, не обделял прекрасных дам своим вниманием, несмотря на то, что был женат; женщины всегда были его страстью. Как он говорил: «Любовь у меня одна, только объекты меняются». Для того, чтобы вести счет своим любовным победам, отец каждый раз делал зарубки на специальных деревянных палочках. Каждая из них вмещала по сто зарубок. К тому времени, когда отец вышел на пенсию, три таких палочки у него уже были, что называется, «под завязку», а четвертая заполнена на две трети. Однажды его третья жена Зинаида спросила, что означают эти семьдесят пять зарубок. Отец, по простоте душевной, рассказал ей все начистоту. Вместе посмеялись и забыли. Но через какое-то время, прибираясь в доме, Зина обнаружила на четвертой палочке свежую, семьдесят шестую зарубку, и тут уже ей стало не до смеха. Ее мозг вдруг услужливо выдал ей подсказку: то-то соседка Маша, пятидесятилетняя девственница, вдруг в последнее время резко помолодела и расцвела, в ее глазах появился лукавый блеск. «Ах ты, старый пень!» - возмутилась Зинаида и не нашла ничего лучше, как обломать эту палку о спину своего непутевого мужа. Отцу а ему тогда было уже шестьдесят пять, пришлось спасаться бегством. Несмотря на свой возраст, убегал он так же быстро, как бывало в молодости - от разъяренных ревнивых мужей.

Возможно, по темпераменту я не уступал своему отцу, но моя работа требовала полной самоотдачи. Мне приходилось ежедневно делать от пяти до двадцати операций. Конечно, это отнимало много сил, на личную жизнь времени почти не оставалось. И к тому же из тех женщин, что меня окружали, ни одной не удалось меня «зацепить».

Однажды я приехал погостить к своим родственникам в Саратов, и там познакомился с очень красивой молодой женщиной. Копна золотисто-русых волос, огромные голубые глаза и белоснежная улыбка произвели на меня неизгладимое впечатление. С Риммой было легко и приятно общаться, но ничего лишнего она не позволяла. В ответ на мои полупрозрачные намеки, она только заливалась своим заразительным смехом. Так я и уехал назад в Брянск, даже ни разу не поцеловав ее.

Через полгода я снова приехал в Саратов. Честно скажу, что меня тянуло увидеться не только со своими родственниками, но и с Риммой. Мне доставляло огромное удовольствие общаться с ней, слушать ее заливистый смех, наслаждаться блеском ее лучистых глаз. В этот мой приезд нам удалось продвинуться чуть дальше: я наконец-то смог почувствовать восхитительный вкус ее поцелуя.

Снова я вернулся в Брянск, но мысли об этой чудесной девушке не покидали меня. Я часто вспоминал ее нежный облик, милую улыбку.

Как-то вечером в моем доме раздался телефонный звонок. Подняв трубку, я услышал Ее голос.

- Виктор, я лечу к тебе в Брянск, - сказала Римма.

- Конечно, лети как можно быстрее, я буду ждать тебя, - радостно прокричал я в трубку.

Весь следующий день я думал о том, что совсем скоро увижу ее! Волновался, готовился, достал шампанское из закромов, благо у нас, врачей, проблем, где взять спиртное, никогда не было - пациенты доставляли его нам в избытке. Не скрою, в голове моей крутились нескромные мысли относительно моей гостьи. В своих фантазиях я зашел уже очень далеко... Но в жизни все получилось иначе. Проказница дарила мне поцелуи и жаркие объятия, вновь я слышал ее лукавый смех, от которого терял голову. Но дальше этого дело не продвигалось. Мы провели вместе восхитительную неделю: гуляли, ходили в рестораны, разговаривали и целовались. Насчет всего остального ни-ни.

Красавица проявила чудеса упорства и стойкости.

Когда она уехала, я был сам не свой. Тупо шатался вечером по городу или сидел в одиночестве в своей квартире,

Общаться ни с кем не хотелось. Я только о ней и думал, перебирал в голове все ее достоинства. Мне нравился ее веселый нрав, легкий характер, она совершенно заинтриговала меня своей женской тайной. К концу второго дня после ее отъезда я твердо решил на ней жениться. Я уже полтора года жил один, холостяцкая жизнь мне уже начала надоедать. К тому же мне хотелось иметь детей.

Мысли о детях давно уже поселились в моей голове. С первой женой, Татьяной, заиметь детей у нас не получилось. Бог не дал. Незадолго до развода мы даже хотели взять малыша из Дома ребенка. Уже выбрали хорошенького семимесячного мальчика, решили, что назовем его Сережей. Но тут я узнал, что родители ребенка - злостные алкоголики, и в этой семье он уже седьмой брошенный ребенок. Я понял, что брать маленького из детдома или Дома ребенка не слишком хорошая идея. Зачастую там находятся дети из неблагополучных семей, а, как гласит народная мудрость, «яблоко от яблони недалеко падает». Так моя первая семья и осталась бездетной.

И вот теперь я встретил замечательную девушку, которая могла бы стать моей женой и подарить мне чудесных детишек. «Все, хватит с меня кратковременных отношений! Долой холостяцкую жизнь! Женюсь!» - решил я. Вечером я набрал ее междугородный номер телефона.

- Алло! ответил знакомый голос.

- Римма, это Виктор, узнала? Римма, я много думал о нас с тобой и понял, что я тебя люблю. Я хочу, чтобы ты стала моей женой. Приезжай ко мне в Брянск. Ты согласна?

После непродолжительной паузы я услышат в трубке:

- Да, конечно, я согласна! Выезжаю первым же поездом. Целую тебя.

Спустя несколько дней мы уже наслаждались нашим медовым месяцем. Я помню тот прекрасный день, когда мы решили зачать нашего ребенка. И у нас все получилось именно так, как мы и хотели. Ровно через девять месяцев на свет появилась чудесная девочка. Нашу дочь мы назвали Ирина.

Счастью моему не было предела! Теперь в моей жизни появилась еще одна сильная любовь. После работы я спешил домой, чтобы быстрей увидеть Иришу. Все свободное время, оставшееся от работы, я посвящал дочери. Я был сумасшедшим отцом! Мы с ней гуляли, ходили в гости, и даже вместе ездили на зимнюю рыбалку, когда ей было всего три года!

Но у любой медали всегда есть оборотная сторона. Моя всепоглощающая любовь к дочери и желание проводить с ней как можно больше времени обернулась тем, что я, к сожалению, все меньше внимания уделял ее матери. Вся моя жизнь теперь как будто принадлежала двум моим властительницам: работе и дочери. Жена очень страдала от недостатка моего внимания к ней, я понимал это и старался, чем мог, ее порадовать. Но у меня просто физически не хватало на нее сил. Судите сами: несколько операций в день; после работы общение с ребенком, и ... все, мои силы иссякали. Такая ситуация, которая продолжалась из месяца в месяц, из года в год, медленно, но верно подтачивала наш брак. Мы с Риммой все больше и больше отдалялись друг от друга, и, увы, на десятом году совместной жизни наша семья распалась. Мой второй брак также стал частью моей биографии.




Оглавление