Неспетая песня

В девятом классе меня посетила любовь. Такая, какая бывает только в ранней юности: живая, горячая, жертвенная и всепоглощающая. Я влюбился в Леночку Васильеву из нашего класса. Влюбился так, что, казалось, скажи мне кто-нибудь, что нужно за нее жизнь отдать, - отдал бы не задумываясь!

Я любовался ею издали, мне она казалась восхитительно красивой. Самой красивой девочкой на Земле! Я смотрел на нее украдкой и думал: как же такая красота могла появиться на белом свете?!

Леночка меня не замечала - меня это не удивляло: разве такую красавицу мог заинтересовать маленький, худенький, смешной, застенчивый мальчишка, каким я был? И я любил ее молча, никому не раскрывая этой моей маленькой тайны.

Как-то раз я шел домой из школы, далеко впереди меня маячили две фигуры: присмотревшись, я увидел Леночку и Генку Воробьева. Генка был самым популярным мальчиком в нашем классе: высоким, симпатичным, очень эрудированным и слегка нахальным - короче, именно таким, какие обычно нравятся девочкам. Они шли, держась за руки, в одной руке у Генки было сразу два портфеля: свой и Леночкин.

Впервые в жизни я почувствовал сокрушительный удар ревности, будто рука невидимого боксера нанесла мне мощный хук. Бах! Я почувствовал, как мои ноги подкосились, и схватился рукой за стенку.

Немного придя в себя, я последовал за ними и провожал их до самого Леночкиного дома, где, спрятавшись за дерево, имел удовольствие лицезреть всю сцену их прощания, царапающую мне сердце. Она, кокетливо улыбнувшись Генке, нежно проворковала: «До завтра!», а он сумбурно чмокнул ее в щечку.

Когда я шел домой, казалось, несчастнее меня нет человека на всем белом свете. Во дворе я встретил Мишку Зайцева, моего приятеля.

- Здорово! Ты чего такой хмурый?-спросил Мишка.

- Да так, - уклончиво ответил я. И тут же спросил: - Мишка, ты, случайно, не знаешь, что нужно сделать, чтобы женщина в тебя влюбилась?

-  Поня-я-тно! - протянул Мишка. - Диагноз ясен, пациент скорее мертв, чем жив. Я думаю, чтобы вот так, сразу, это надо подвиг какой-то совершить, спасти ее от чего-то очень угрожающего. Или подарок дорогой сделать, чтобы все позавидовали. А вообще-то мой тебе   совет: не заморачивайся, через некоторое время само пройдет, потом еще вспоминать и смеяться будешь.

Совершить подвиг возможности не представлялось, подарить что-нибудь этакое я ей не мог: откуда у школьника из бедной семьи деньги! Так что мне оставалось лишь ждать, когда «само пройдет». Но тут Мишка ошибся: «это» не проходило весь девятый и весь десятый класс.

Когда я уже поступил в институт на первый курс, на каникулы приехал домой в родной город. Шел по улице и вдруг совершенно случайно встретил Ее! Как гром среди ясного неба! Как оказалось, моя любовь никуда не делась. Я так же трепетал, разговаривая с ней, мне она казалась все такой же прекрасной.

Я пригласил ее посидеть в кафе, мы разговорились. И я вдруг решился признаться ей в своих чувствах.

Долго я подыскивал нужные слова, потом сказал просто:

- Знаешь, я ведь любил тебя все эти годы. Да и сейчас люблю.

- А что же молчал? Виду не подавал?—спросила она.

- Считал себя недостойным тебя, - вздохнув, ответил я. -Дурачок! Ты же мне нравился! - воскликнула Лена. - Я? Тебе нравился?- настала моя очередь удивляться.

- Ну что же ты ни разу ко мне не подошел, хоть бы за косу дернул.  Или  в  спину толкнул, - вопрошала моя несостоявшаяся пассия, моя неспетая песня.

Мы посидели, помолчали. Каждый думал о своем. Я, конечно, думал о том, какой же я был дурак, проклинал свою робость. А она, помолчав, вдруг сказала:

- А я замуж выхожу. Уже и свадебное платье сшила.

- За кого?

- За Генку Воробьева.

- Ясно.

После этого разговор уж не клеился. Мы посидели еще чуть-чуть, и я пошел провожать ее домой. Уже стемнело. У подъезда Лена вдруг обняла меня, и мы поцеловались. Что это был за поцелуй! В нем было все: не сделанные вовремя признания, несостоявшиеся свидания и предстоящая навсегда разлука. Сладостная дрожь пронзила меня, эмоции захлестнули с головы до ног. Ни до, ни после в моей жизни больше никогда такого поцелуя не было!

Но нам пришлось расстаться, и на следующий день я уже ехал в поезде навстречу своей еще одной возлюбленной, имя которой начиналось на букву «х», а заканчивалось на «я», не подумайте лишнего: конечно же, эта моя страсть именовалась «хирургия».

 




Оглавление