Любовь и смерть

Меня часто спрашивают: может ли рак так же внезапно исчезнуть, как и появился? Расскажу один удивительный случай из моей практики.

Как-то раз ко мне на прием пришла супружеская пара. Их, несомненно, связывали самые нежные отношения. Бывают такие пары, словно излучающие любовь. Обоим было около тридцати пяти лет: энергичный, жизнерадостный муж-здоровяк и его худенькая миловидная жена. Она все время прижималась к мужу, будто искала у него защиты. Жена - ее звали Алевтина - пожаловалась на неважное самочувствие. Последнее время ее мучили слабость, головокружение, тошнота.

Через два часа мне принесли анализы: обнаружены метастазы меланомы, причем распространенного характера: черные шишки буквально просвечивались через кожу, как уголь. Я вспомнил своего отца, который умер от этой болезни, отказавшись от операции. Пациентка была обречена.

Сколько же раз мне в жизни приходилось, в силу своей профессии, быть источником плохих вестей! Как же трудно, смотря в глаза сыну, говорить, что его мать смертельно больна. Сообщать жене, что любимому мужу осталось жить всего несколько месяцев. Видеть, как ломаются судьбы, рушатся счастливые семьи, как мир и покой в одночасье сменяются трагедией. Господи! За что ты мне дал такое право - быть вестником несчастий, я только хотел помогать людям, а не причинять им боль!

Вот и сейчас, глядя на взволнованное лицо любящего мужа, я еле нашел в себе силы, чтобы сообщить дурную весть. Его лицо исказилось, глаза потемнели. Он только смог прошептать:

- Доктор, есть ли хоть какая-то надежда? Я все, что угодно...

Я печально покачал головой:

- К сожалению, это тот самый случай, когда медицина здесь совершенно бессильна. Жить ей осталось два-три месяца, не больше.

Он тяжело развернулся и медленно пошел к выходу...

Спустя четыре месяца я, подходя к своему кабинету, вдруг увидел у двери Алевтину На ее лице лежала печать глубокой грусти. Увидев меня, она печально улыбнулась:

- Здравствуйте, доктор. А я к вам. Хочу узнать правду о моем здоровье.

Честно говоря, я очень удивился ее приходу. В соответствии с ее болезнью, с анализами, сделанными в прошлый раз, я никак не ожидал, что увижу ее весной, живой и невредимой. И она даже неплохо выглядела, если не считать ее грустного выражения лица.

- Алевтина, здравствуйте! Как я рад вас видеть! А где же ваш муж?

Она горько улыбнулась, на глазах выступили слезы.

- Борис погиб в аварии месяц назад. Знаете, после того посещения вашей клиники, он постоянно был сам не свой. Бросил работу, все время проводил со мной. На все мои вопросы отвечал уклончиво, говорил, что я обязательно поправлюсь. Но я видела, как он переживал, и подозревала самое худшее. Скажите честно, доктор, у меня рак?

-  Увы. К моему великому сожалению, ваши анализы были весьма неутешительными.

Она, тяжело вздохнув, помолчала, потом произнесла:

- Ну, что же, может, так даже лучше. Все равно мне без него уже - не жизнь.

Алевтина   раскрыла  сумочку,   достала   платочек,

вытерла слезы. Потом продолжила:

- Месяц назад мы возвращались домой на нашей машине. Борис был грустным и задумчивым, каким он был в последнее время. Говорил, как он меня любит. Я неважно себя чувствовала, и, сидя на переднем кресле, задремала. Вдруг внезапно проснулась, сама не знаю, почему» и увидела стремительное приближение встречного автомобиля. Только успела подумать «Все!», как услышала страшный скрежет металла  и почувствовала  удар.  Очнулась  на  переднем сиденье, цела и невредима. Рядом был Боря, весь в крови, он был мертв...

Она приложила платок к глазам и снова заплакала. Я обнял ее и погладил по спине.

- Алевтина, милая, успокойтесь, пожалуйста. Давайте, мы вам дадим успокоительное.

- Не надо, доктор. Все, больше не буду. Доктор, прошу вас, скажите, сколько мне осталось жить?

- Давайте мы сделаем вам повторные анализы, и после этого я отвечу на все ваши вопросы.

Через два часа мне принесли результаты полного обследования пациентки. Я взглянул на них и подумал, что здесь какая-то ошибка. Вызвал специалиста из лаборатории.

-  Оксана Валерьевна, вы уверены, что это - данные анализов пациентки Григорьевой? Вы ничего не перепугали?

-  Нет, что вы, Виктор Александрович, я абсолютно уверена.

Минуту я сидел, пытаясь все осознать. Невероятно! Пациентка Алевтина Григорьева совершенно здорова. Рак пропал, как будто его никогда и не было! Я слышал, что сильные эмоции, такие, как страх, любовь, стресс могут повлиять на течение болезни, но в моей практике ни разу с этим не сталкивался. Та стрессовая ситуация, авария, в которую попали супруги, отняла жизнь у здорового человека, и, наоборот, дала все шансы приговоренному к смерти.

Судьба будто поменяла их местами. Вот так.

Я выглянул в коридор. На диванчике сидела грустная Алевтина, ожидающая своей участи. Я подошел к ней.

- Алевтина, пойдемте ко мне в кабинет.

Через пять минут потрясенная женщина, которая никак не могла поверить в происходящее, снова и снова вопрошала:

-  Доктор, неужели это правда? Я здорова? Здесь не может быть какой-нибудь ошибки?

-  Да, Алевтина, это правда, В моей практике такое впервые. Вы абсолютно здоровы и можете идти домой. Обрадуйте своих друзей, родных.

Внезапно она закрыла лицо руками и заплакала. Когда смогла говорить, печально произнесла:

- Вы знаете, доктор, это все Боря. Это он меня спас. И, уткнувшись лицом в ладони, снова зарыдала.




Оглавление