Первый опыт

Учась в институте, я был скромным парнем, думал только об учебе. В то время как мои однокурсники назначали девушкам свидания, вечерами пропадали на танцах, устраивали студенческие попойки в общежитии, я прилежно зубрил биологию, вникал в гистологию, постигал премудрости судебной медицины.

Так и дожил я до двадцати лет, оставаясь убежденным девственником, а об особенностях женской анатомии знал только из учебников да по рассказам институтских товарищей. Нельзя сказать, что женщины оставляли меня совсем уж равнодушным, однако я считал, что первым делом учеба, а романчики крутить - это я всегда успею.

Однако с природой не поспоришь, и настал тот день, когда я почувствовал в себе неудержимый зов плоти, которому не смог и не счел нужным противостоять.

Наше знакомство состоялось в обычной столовой напротив консерватории, куда я иногда заходил пообедать. Едва я переступил порог этого образца советского общепита, как мое внимание привлекла молодая женщина в длинном красном платье, массивная фигура которой занимала чуть ли не треть обеденного зала. Как выяснилось позже, это была начинающая оперная певица, студентка высшего учебного музыкального заведения.

Нужно сказать, что мое телосложение никогда не отличалось богатырскими параметрами, мой вес на тот момент составлял всего пятьдесят килограммов, да и росту я был ниже среднего. Видимо, прав был старина Ньютон, открыв свой закон всемирного тяготения, в котором говорится, что тела с большей массой притягивают меньшие. Это я проверил на собственном опыте. Словно сверхмощным магнитом, меня потянуло к этим необъятным мягким телесам. Не успев оглянуться, я оказался в очереди за объектом своего внимания.

- Де-девушка, за вами свободно? - слова давались мне с большим трудом.

Удивленно посмотрев на меня сверху вниз и, видимо, оставшись довольной произведенным  на меня  впечатлением, она томно вытянула свои полные, как спелые вишни, алые губы и произнесла волнующим сопрано: - Да-да, вставайте, пожалуйста.

Дважды повторять мне не пришлось. Уже через секунду, наблюдая, как она пухлой белой ручкой ставит на свой поднос тарелки с салатами, котлетами и булочками, я почувствовал, как и у меня разыгрывается нешуточный аппетит.

Правда, я пожирал глазами не тефтели в томате, а ее пышный бюст, призывно выглядывавший из глубокого декольте.

Стоя рядом, я едва доставал макушкой ей до плеча, в голове помутилось от запаха сладких духов, от ее непосредственной близости, от молчаливого напора мощной, зовущей плоти.

Расплатившись, мы, не сговариваясь, сели за один столик и заговорили так, будто давно были знакомы.

Я смотрел, как она жизнерадостно поглощала закуски, первое, второе и третье; сам же я от волнения не смог проглотить ни кусочка. Вкратце я рассказал ей о себе и пригласил в кино на вечерний сеанс. Задумчиво допив компот, она кивнула в знак согласия.

Через полчаса в комнату моего соседа по общаге Димки Мохова ворвался «вихрь»:

- Дим, будь другом, срочно нужны ключи от комнаты на одну ночь.

- Витек, не могу поверить! Неужели ты решил наконец-то расстаться с невинностью? И кто же эта особа, отвоевавшая тебя у учебников на целую ночь? Как имя прекрасной незнакомки? Мэрилин Монро? Жаклин Кеннеди? Или сама Грета Гарбо?

- Перестань скалиться, лучше помоги!

- Мой друг, тебе страшно повезло! Моя уехала к маме на пару дней, так что держи! -  он протянул мне ключи от комнаты.

Переминаясь с ноги на ногу, нащупывая в кармане заветные ключи, я ждал ее у входа в кинотеатр. Она появилась, нарядно одетая, как и положено будущей оперной звезде. На ней была блестящая блуза с волнующим декольте, длинная юбка с разрезом и туфли на высоких каблуках, которые добавляли ей еще добрый десяток сантиметров. Голову венчала милая шляпка с перьями.

Замирая от восхищения, я гордо повел свою пассию в кинотеатр. Наверное, мы представляли собой довольно забавное зрелище: пышнотелая дама, весом явно более ста килограммов и я - щуплый доходяга, голова которого при каждом шаге покачивалась где-то на уровне ее внушительного бюста. Прохожие оборачивались и заинтересованно смотрели нам вслед.

Билеты я предусмотрительно взял на последний ряд, так называемые места для поцелуев. В кульминационный момент, когда главный герой на экране приложил свои уста к устам только что спасенной героини, я робко положил свою руку на пухлое колено своей соседки. Никакого возмущения с ее стороны не последовало, благодаря чему я сделал вывод, что самый интересный момент этого вечера ждет нас впереди.

Выйдя из кинотеатра под руку с моей героиней, я никак не мог решиться пригласить ее в общежитскую комнату. Что обычно говорят в таких случаях?

А вдруг она обидится? Мысли в моей голове роились, как рассерженный улей. Между тем зов плоти становился все громче.

- Может, зайдем ко мне, попьем чаю? - наконец выдавил я из себя и стал с замиранием сердца ждать ее ответа.

- Ну что ж, пойдем, а то на улице уже прохладно, - моя пассия не заставила себя долго упрашивать. Внутренне возликовав, я повел ее в сторону «общаги».

И вот наконец-то мы у заветной двери. На шум открывающегося замка из соседней комнаты выглянул Димка. Смерив взглядом мою щуплую фигурку и удивленно оглядев габариты моей подруги, он присвистнул и участливо произнес: «Витек, ты, если помощь нужна будет, в стену стучи».

Но подмога мне не потребовалась, несмотря на полное отсутствие опыта, я прекрасно справился сам. Правда, некоторая помощь мне все же была оказана моей необъятной партнершей, которая, видимо, неплохо разбиралась в данном вопросе. И как же мне было приятно ощущать эти телеса, колыхавшиеся, как подоспевшее дрожжевое тесто...

...Проснувшись утром на подушке из мягких грудей, я долго не мог понять, где я нахожусь и что со мной произошло. Но, посмотрев на мою даму, я будто вновь окунулся в атмосферу предыдущего вечера, и на меня накатила теплая, волнующая волна...

Я до сих пор невероятно благодарен той самой первой моей женщине, которая позволила мне окунуться в неизведанное, но наша первая встреча оказалась и последней. Я вновь, с удвоенной силой, засел за учебники и все свободное время отдавал только учебе.

Когда мне случалось проходить мимо консерватории и слышать льющееся из окон сопрано, меня ненадолго охватывала легкая грусть, но она тут же рассеивалась, как будто ее развеивал пролетавший мимо ветерок.




Оглавление