Черная полоса

Говорят, богат не тот, у кого много денег, а тот, кому хватает.

Мое финансовое состояние на протяжении жизни можно сравнить с американскими горками - то вверх, то вниз. Меня не раз «штормило», забрасывая на противоположные полюса. Всякое довелось испытать мне - и сытое благополучие, и полное безденежье, на грани краха.

Около восьми лет назад, когда я был заведующим и ведущим хирургом-онкологом активно развивающегося Центра Головы и Шеи, когда чувствовал себя весьма неплохо и в моральном, и в материальном плане, судьба неожиданно, со всего маху, залепила мне хорошую оплеуху.

Именно тогда, когда больные стали приезжать ко мне со всей России, когда в палатах не хватало мест, чтобы разместить всех пациентов, когда на операцию записывались, чуть ли не за месяц, из Горздравотдела вдруг пришел совершенно нелепый документ.

Это был приказ о закрытии Центра. Причина этого странного решения была сформулирована соответствующим образом: «В связи с возросшим количеством онкологических заболеваний на территории саратовской области, приказываю закрыть Онко-Центр Головы и Шеи...» - далее шла подпись первого лица саратовской медицинской сферы.

Когда я в первый раз прочитал эту бумагу, не мог поверить своим глазам - что за бред! Может, глупая ошибка?

Но уже через несколько дней, когда начали выносить кровати из палат, а больных отправлять прямо на улицу, все поняли, что это не шутки.

Мне  было  ясно,  что  я  стал  заложником  чьих-то подковерных интриг, видимо, перешел кому-то дорогу. И я знал почти наверняка, кому это было нужно - убрать меня, как сильного игрока, с действующего поля саратовской медицины.

Признаюсь, моим недругам удалось выбить меня из седла; сказать, что я был расстроен, значит, не сказать ничего. Мои ощущения можно было охарактеризовать, как «состояние свободного падения».

Но пострадал не только я - удар пришелся и по тем пациентам, больным раком, для которых наш центр, единственный в Саратове, был последней надеждой. Люди приходили ко мне, умоляли спасти их, а я ничего не мог сделать - не мог же я прооперировать их дома на кухонном столе. Таким образом, человек, подписавший этот приказ, подписал и смертный приговор десяткам, а, может, и сотням больных.

Период, который последовал за закрытием Центра, я могу назвать самой черной полосой моей жизни.

Как я узнал из достоверных источников, был сформулирован негласный приказ для всех главврачей медицинских учреждений города - ни в коем случае не брать меня на работу. Тех, кто посмеет ослушаться, ждали жесткие санкции.

Мне ничего не оставалось делать, как встать на биржу труда, в качестве безработного, где мне платили какие-то гроши, которых не хватало даже на еду. А ведь мне надо было как-то содержать семью - жену и дочь-школьницу. Все происходящее тогда со мной я воспринимал, как дурной сон - как же так?! Я, врач высшей категории, хирург-онколог, который мог снасти множество жизней, в чьей помощи нуждались сотни людей, страдающих от рака, сижу без работы?

Денег не хватало даже на самое необходимое - на нормальное питание, на коммунальные услуги, на школу. С горя я пробовал выпивать, но у меня не было денег и на спиртное. Иногда я позволял себе дешевый портвейн по рубль тридцать. Опустошая стакан с любимым зельем самых пустившихся алкашей, я спрашивал себя, как же я дошел до такой жизни.

Ситуация казалась мне абсолютно безвыходной. Не смея ослушаться кого-то наверху, коллеги, несмотря на то, что они знали меня, как профессионала, не решались предоставить мне площадку для работы.

И только главный врач одной из городских больниц разрешал мне иногда нелегально оперировать своих пациентов, чем очень меня поддерживал.

Я ему безмерно благодарен до сих пор: возможно, только из-за этих операций я не наложил тогда на себя руки.

Кстати, совсем недавно, когда я уже снова стал известным и уважаемым в городе хирургом, главой крупной частной клиники, подобная неприятная история случилась с тем самым главврачом, который помог мне в тяжелое для меня время. Теперь уже он остался без работы и пришел ко мне за помощью. Конечно, я помог ему, чем смог.

Есть такое мудрое изречение: « Когда идешь наверх, не плюй на тех, кто идет вниз, возможно, на обратном пути вам придется встретиться». Хотелось бы, чтобы люди как можно чаше вспоминали эту мудрость. Может, тогда, если не природное благородство, то, хотя бы простая логика удержала бы многих нечистоплотных духом людей от неблаговидных поступков.

А тогда, в трудный период, единственным лучиком надежды стала для меня идея создания собственной частной клиники. Но мои близкие, наверное, решили, что я сошел с ума: какая клиника, когда в кармане пусто, когда я в опале? Да и само понятие «частная медицина» в те годы звучало примерно,  как  «космические  технологии».  Но  другого выхода у меня не было, и я встал на этот нелегкий путь.

Сейчас, вспоминая то, что со мной случилось, я еще раз убеждаюсь: все в нашей жизни происходит действительно так, как нужно нам. Не окажись я тогда на улице, не создал бы сейчас одну из самых заметных клиник в России. Спасибо тебе, Господи!




Оглавление