Татьяна

Первый раз я женился, когда мне было двадцать пять. В то время я оканчивал институт, и у меня уже была невеста - чудесная милая девушка по имени Галина. Мы собирались сыграть свадьбу сразу же после того, как я получу диплом.

Наконец, настал тот день, когда все наши многолетние студенческие старания увенчались главным событием - выдачей дипломов. Этого мы все ждали с нетерпением. И вот, он, счастливый момент: я и мои однокурсники держим в руках заветные синие корочки, дающие нам право называться дипломированными врачами-хирургами.

После вручения дипломов нас ждал выпускной вечер. Как только я зашел в зал, украшенный цветами и уставленный столами, мое внимание тут же привлекла стройная девушка с длинными темными волосами. Мы встретились взглядами. В ее глазах читались ум, целеустремленность, легкая ирония и уверенность.

Когда заиграла музыка, я подошел к ней и пригласил на танец.

Только я взял ее за руку, как появилось ощущение странной близости. Будто бы рука «своя», родная, хорошо знакомая. И девушка тоже показалась мне теплой и родной.

- Вы очаровательны. Как вас зовут?- спросил я. - Татьяна. А вас?

- Виктор. Очень приятно познакомиться.

Татьяна прекрасно танцевала. Но мне с ней было не только приятно танцевать, но и очень интересно общаться. Весь вечер мы проговорили. Нет, не об ее прекрасных глазах. А о хирургии. Она оказалась таким же фанатом, как и я. В то время как парочки по углам увлеченно целовались, мы с таким же увлечением делились друг с другом личными достижениями на медицинском поприще, страстно спорили о методах лечения, говорили о будущем медицины.

Уже позади был выпускной вечер, наши однокурсники расходились по домам - кто в одиночку, кто - парами, а мы все не могли остановиться. Наконец, заметив, что за окном светает, решили, что пора идти спать. Договорившись продолжить наши дискуссии о хирургии в этот же день, точнее, в пять часов вечера, мы отправились домой. Я проводил Татьяну, и пошел к своей Галине.

Галина встретила меня бурными объятиями и начала расспрашивать о том, как прошел выпускной. Я показал диплом, в двух словах описал происходившее в институте, утаив, впрочем, некоторые подробности. Конечно, я ни слова не сказал своей невесте о прекрасном молодом хирурге с тонкой талией, стройными ногами и копной блестящих темных волос. Попросив Галину разбудить меня в четыре часа дня, я завалился спать.

Когда я проснулся, за окном было уже темно. Я посмотрел на часы: боже, уже пять часов вечера! Татьяна ждет меня на остановке у института! Я со свирепым видом повернулся к Гале:

-  Почему ты не разбудила меня в четыре, как я тебя просил?

- Милый, ты так сладко спал, я не решилась нарушить твой  покой, - хлопая  ресницами,     нежно проворковала невеста.

Я, крепко выругавшись про себя, начал поспешно натягивать брюки. Черт, ну что за баба, русским же языком просили разбудить! А может, почуяла что-нибудь? Любящая женщина - она же похлеще любого детектора лжи!

На место встречи я подбежал около шести, тяжело дыша, будто за мной по пятам шла погоня. К моему удивлению, Татьяна была еще там.

- Таня, прости меня за опоздание! Даже не знаю, что сказать! Нет мне оправданий. Я всего-навсего проспал.

- Ну, ничего, бывает, - успокоила меня Татьяна.

И от этого спокойного ответа, ее ласкового взгляда, не скрывающего, что она рада меня видеть, я вдруг почувствовал, как меня накрывает волна нежности к этой девушке.

- Пойдем ко мне в общежитие, чаю попьем, - предложил я Тане. Долго уговаривать ее не пришлось.

В то время еще не было ни уютных кофеен, ни суши-баров. Пригласить девушку вечером можно было разве что в ресторан. Но куда бедному студенту с его стипендией! Вот и приходилось влюбленным парочкам устраивать посиделки в скромных комнатенках общаги. Впрочем, сила эмоций от этого не уменьшалась. А скорость сближения, как правило, наоборот, увеличивалась...

Попив чаю и отогревшись, мы попытались возобновить разговор о хирургии и об анатомии человека. Но что-то разговор, как говорят, не клеился. Я глядел на Татьяну, и вдруг понял, что я давно уже мысленно раздеваю ее. И она смотрела на меня несколько странно, с каким-то провоцирующим блеском в глазах.

- Таня, тебе не кажется, что мы говорим не о том? - я взял ее за руку.

- Кажется, - тихо ответила она.

- Может, нам лучше раздеться? -предложил я.

- Может быть, - она говорила почти шепотом.

У нас, у врачей, часто все происходит намного проще и быстрее. Наверное, отношение к человеческому телу и различным его состояниям совсем другое, не такое, как у всех. В общем, через пять минут мы, освободившись от одежды, уже лежали в кровати.

Все, что происходило дальше, до сих пор живет в моей памяти, как одно из самых ярких воспоминаний жизни. Всю неделю мы находились в пустом общежитии, откуда уже выселились все интерны. Опьяненные, ненасытные, мы прерывали свою пляску страсти только для того, чтобы немного поспать или поесть. Мы потеряли счет времени, совершенно не представляя, сколько суток мы уже не встаем с этой кровати. Впрочем, иногда мне приходилось с нее подниматься, чтобы сбегать в ближайший магазин за едой. Иначе, утолив голод страсти, мы рисковали просто погибнуть от физического истощения организма.

Я, будучи и так худым от природы, теперь похудел настолько, что с меня сваливались штаны, и, когда я бежал в гастроном, мне приходилось все время их поддерживать. Я быстро покупал что-нибудь поесть, и опять, подтягивая штаны на ходу, бежал к моей новой возлюбленной. Я чувствовал себя каким-то отощавшим мартовским котом, который, поддавшись зову природы, позабыл про все остальное: потребности организма в пище, сне и отдыхе.

Не знаю, сколько бы еще продолжался этот марафон, но на восьмой день мне нужно было уезжать, у меня уже был куплен билет.

- Таня, мне так не хочется с тобой расставаться, но нужно ехать домой, поезд сегодня вечером, - сказал я ей.

- А что же будет дальше? - грустно спросила она.

- Если хочешь за меня замуж, приезжай ко мне в Сердобск, поженимся, - предложил я. ни колеблясь ни секунды.

- Через десять дней я мирно спал в своей постели в родном городе, когда в дверь неожиданно раздался звонок. Я спросонья посмотрел на часы. Было четыре утра. Я открыл дверь. Это была она.

Я мгновенно заключил ее в объятия, и через несколько секунд мы были уже в моей кровати, так хорошо знакомой мне еще с детства. Страсть накрыла нас моментально, в какую-то долю секунды я успел подумать: «Как хорошо, что мама ушла на дежурство», и тут же мое сознание расплылось в теплых волнах наслаждения. Очнулись мы через несколько часов, за окном уже шумело  свежее летнее утро. Далее события развивались стремительным образом.

- Одевайся, пойдем, - я подал руку своей избраннице.

- Куда? - удивленно спросила она

- В ЗАГС, - уверенно ответил я.

Я знал, что у моей тети в местном ЗАГСе была хорошая знакомая. Мы пришли к тете Тосе, и я объяснил ей ситуацию, поведав, что мне страсть как необходимо жениться прямо сейчас, немедленно, я не могу ждать буквально ни одного часа.

Видимо, оценив всю силу нетерпения дорогого племянника, тетка согласилась нам помочь. И ровно через час, в десять утра, мы уже поставили свои подписи в регистрационной книге и запечатлели на устах друг друга первый официальный супружеский поцелуй. Ничего, что жених был в обычных прогулочных брюках и майке, а невеста без фаты и в простом платьице, зато в глазах молодоженов светилось счастье.

Еще полчаса спустя мы были уже дома. Татьяна на кухне заваривала чай, а я листал какую-то книгу. Вдруг открылась дверь и вошла мама, вернувшись после ночного дежурства. Увидев на своей кухне незнакомую девушку, мама слегка растерялась и вопросительно посмотрела на меня.

-  Мама, знакомься, это - моя жена, Татьяна, - гордо заявил я.

-  Да? По-моему, вчера вечером, когда я уходила на работу, ты еще не был женат, и вроде бы даже не собирался, -резонно заметила мама.

- Мы поженились только что, - ответил я.

- Ну, здравствуйте, меня зовут Раиса Михайловна, -представилась мама.

- Очень приятно, Татьяна, - робко пролепетала моя новоиспеченная супруга.

Знакомство состоялось.

Так началась наша семейная жизнь. Через два дня мы вернулись в Саратов и сняли квартиру. Неделю спустя, я шел по улице и вдруг увидел знакомую фигуру. Галина!

- Куда же ты пропал, Витя? - спросила моя бывшая возлюбленная.

- Ты знаешь, Галя, я женился, - ответил я. Ее глаза широко распахнулись.

- Но когда же ты успел? Мы ведь не виделись всего месяц ...  Может, ты шутишь? - с надеждой вопрошала девушка, которая еще недавно была моей невестой.

- Извини, но это правда.

Ее глаза наполнились слезами. Мое сердце сжалось, я посмотрел на нее, и вдруг ощутил, как во мне снова оживает чувство. Галя, моя милая Галочка, как я мог тебя обидеть!

- Пойдем ко мне, - вдруг сказал я ей. Она вскинула на меня свои серые глаза,

- Пойдем, - ответила просто.

Моя жена как раз была в командировке. Я привел Галю к себе домой. Только мы сняли одежду и слились в нежном поцелуе, как раздался резкий звонок в дверь. От неожиданности мы вздрогнули. Я осторожно подошел к двери и заглянул в глазок. Это была жена! Что делать? Звонки становились все громче, все настойчивее.

Я быстро впихнул Галину в ванную, бросил туда же ее платье и пошел в прихожую. Открыв дверь, я спросил сонным голосом:

- Привет! А ты чего .это так рано приехала?

- А ты чего так долго не открывал? -Да я спал, - я постарался зевнуть.

Но, видимо, все-таки, мое призвание - это действительно хирургия, а не актерское мастерство. Наверное, я не очень убедительно сыграл свою роль, так как супруга почуяла неладное и тут же рванула проверять спальню. В это время я тихонько открыл дверь на лестничную площадку, и Галина выскользнула на улицу. Второпях она забыла в ванной дамскую сумочку, которую я быстро спрятал в прихожей.

Татьяна, обойдя всю квартиру, и никого не обнаружив, отправилась принимать душ. А я в это время сбросил Галине с балкона сумочку. Так и закончилось наше неудавшееся свидание.

Больше я Галину ни разу в жизни не видел.

А с Татьяной мы прожили еще семь лет. К сожалению, нашу семейную жизнь все чаще стали омрачать скандалы. Два хирурга в семье - это непросто. Работа тяжелая, нервная. Татьяна приходила усталая после ночных дежурств, ей часто было не до хозяйства. Постоянно возникали вопросы - кому стирать, кому варить.

- Я так же работаю, как и ты, почему я должна сегодня готовить ужин? - вопрошала супруга.

Ее вопросы звучали вполне логично, но мне так хотелось, чтобы любящая женщина заботилась обо мне, готовила обеды и ужины. Мое недовольство росло.

К тому же, в нашей семье не было детей. А в той семье, где не звучит детский смех, пламя любви потихоньку угасает. Скандалы участились, и, в конце концов, наш брак распался. Как говорится, «любовная лодка разбилась о быт».



Оглавление