Хирургия и экстрасенсорика

Каждый талантливый врач немного экстрасенс. Это мое глубокое убеждение.

Почему говорят «хирург от бога»? Когда передо мной возникает дилемма, я смотрю на пациента, прокручиваю в мыслях всю ситуацию в целом, и ко мне, как будто откуда-то «сверху», приходит понимание, что будет дальше и как правильно поступить.

У каждого такого хирурга есть какой-то особый «датчик», который помогает оценить происходящее. А если его нет, значит, нет и врачебного таланта.

Мой коллега, молодой врач моей клиники, иногда шутит:

Виктор   Александрович, как   будете   помирать, передайте мне этот свой датчик!

Нет,  Димка,   не  дождешься,   у  меня  ведь  сын подрастает, а датчик-то всего один, - отвечаю я.

- Ну, тогда понятно, - соглашается Димка, - Тогда я за вашего Егорку спокоен, у него все будет хорошо!

Почему мы выбираем тот или иной путь? Я думаю, это происходит потому, что человек, столкнувшийся с какой-то трудной ситуацией в прошлых жизнях, где-то глубоко в подсознании чувствует, какие знания могут ему пригодиться, и стремится туда, где может их получить.

Я уже говорил, что мой отец под конец жизни заболел меланомой гортани - это единственный известный мне случай за всю мою более чем тридцатилетнюю практику. И не потому ли я решил стать врачом, что глубоко внутри знал, что со мной это когда-нибудь произойдет?

Расскажу еще несколько случаев, подтверждающих мою «экстрасенсорную» природу.

Как-то раз мы шумной компанией отмечали какой-то «красный день календаря». Будучи навеселе, где-то около полуночи мы вышли на улицу, решив навестить друзей, проживающих неподалеку. Вдруг меня как будто в голову что-то ударило - внезапно невыносимо захотелось увидеть своего друга Вовку Овечкина.

Я остановился.

- Хочу срочно увидеть Овечкина, - заявил я всей честной компании.

- Ну, ты, Витек, даешь, где же его сейчас найдешь, в миллионном городе,  в двенадцать ночи? - потешались Друзья.

- А я знаю, где его искать, он сейчас идет по проспекту Кирова, скоро подойдет к Вольской. Спорим? - уверенно ответил я и направился к проспекту.

Мои спутники недоверчиво переглянулись и бросились за мной. Каково же было их удивление, когда, подбежав к указанному мною перекрестку, они увидели Вовку Овечкина, спокойно переходящего дорогу.

- Откуда ты знал, что он здесь? - допытывались друзья.

Мобильных телефонов тогда еще не было, то есть было ясно, что между мной и Вовкой никакой другой связи, кроме телепатической, в тот вечер быть не могло. А откуда я узнал, где он находится, я и сам объяснить не могу. Возможно, когда человек выпивает, включается «подкорка», открываются какие-то новые, не до конца изученные, глубинные возможности человеческой природы.

Кстати, издавна на Руси перед свадьбой существовал такой обычай: напоить жениха, чтобы лучше его узнать. Если жених вел себя безобразно, то свадьба отменялась.

Что касается моего друга Вовки Овечкина, я считаю, что судьба определила мне его в друзья тоже неслучайно.

Овечкин - блестящий кардиолог. Мы познакомились на одном из профсеминаров и сразу подружились. Меня подкупали его открытость, прямолинейность, Вовка был честным, бесхитростным парнем. Я общался с ним с огромным удовольствием.

Он тоже тянулся ко мне изо всех сил, стремился проводить со мной максимум свободного времени. И в скором времени так получилось, что мы оба очень помогли друг другу.

Я всегда работал, что называется, «на износ», порой по несколько лет без отпусков. Как-то Вовка заметил, что я неважно выгляжу.

- Витя, а ты когда отдыхал последний раз? Что-то мне твой вид не нравится, - без обиняков заявил он и тут же отправил меня на обследование. Выяснилось, что у меня предынфарктное состояние, сие было неудивительно, ведь я уже пять лет не был в отпуске. Еще немного - и доработался бы до инфаркта.

Вскоре настал мой черед спасти друга. Через несколько месяцев он обратился ко мне: почувствовал что-то неладное со здоровьем. Осмотрев Вовку, я понял, что у него рак слизистой носа. И, хотя в те времена не принято было говорить больному о страшном диагнозе, я принял решение сказать ему правду, чтобы настроить о на серьезное и качественное лечение. Я «поставил на уши» всех своих лучших друзей-онкологов, было принято решение провести лучевое лечение, которое дало отличный результат. С тех пор прошло двадцать лет, и мы оба, слава богу, в добром здравии.

Этот случай наталкивает меня на мысль, что подсознательно мы оба знали, что можем спасти друг друга, возможно, когда-то, не в этой жизни, уже переживали подобную ситуацию. Не исключено, что в этом одна из причин нашего обоюдного стремления к взаимному общению.

Однажды со мной произошел еще один случай, подтверждающий, что наши души имеют незримую связь с душами друзей...

Как-то раз, в одну из суббот, мы находились дома с женой. Вдруг я ни с того ни с сего разразился рыданиями, со мной случилась настоящая истерика.

-  Виктор, что с тобой, что случилось? - испуганно стала допытываться жена.

- Лешку Обуваева жалко! - ответил я.

- Бог с тобой, да ведь мы с ним виделись только два дня назад, он был вполне здоров и весел. Что ты такое говоришь? Ты не пьян, случайно? - недоумевала моя вторая половина.

Я не нашелся, что ответить, но сердце сжалось от дурного предчувствия, сам не знаю почему.

Леша Обуваев мой друг еще с мединститута, замечательный человек и первоклассный хирург. Два дня назад он был у нас в гостях, мы долго спорили на философские темы, рассуждали о смысле бытия. Действительно, подумал я, что это на меня нашло? Я набрал его домашний номер, в ответ мне долго звучали длинные гудки, трубку никто не взял...

В понедельник я стоял у операционного стола, вдруг ко мне подошел Максим Смирнов, мой коллега. Прежде чем он заговорил, я уже знал, что он скажет.

- Ты новость слышал? - взволнованно спросил Максим.

- Что Леша Обуваев умер в субботу около четырех часов дня? - ответил я вопросом на вопрос.

- А ты откуда знаешь? Ведь его только что опознали.

- Душа его, Максим, приходила со мной попрощаться. А что с ним случилось? - спросил я, не обращая внимания на удивленный взгляд коллеги.

- В аварию попал под Воскресенском.

Говорят, что близкие души продолжают общаться между собой, переходя из одной жизни в другую. Эх, Леша, друг мой, в следующей жизни мы обязательно вновь встретимся и будем дружить, проводя долгие вечера за увлекательными разговорами и игрой в шахматы.




Оглавление