Бокарева Ольга Валентиновна

Бокарева Ольга Валентиновна

Врач хирург

хирург

Врач-хирург, кандидат медицинских наук, доцент.
Стаж работы более 30 лет.
Владеет навыками в областях хирургической патологии щитовидной, молочной желез, кожи. Делает пластические операции, лазерные процедуры (удаление образований кожи, шлифовка рубцов, растяжек).
Награждена медалью «За трудовое отличие», почетными грамотами министерства здравоохранения РФ.

Интервью

-Ольга Валентиновна, Вы прошли саратовскую школу хирургии?

-Да, хотя училась я в Кабардино-Балкарии, но после окончания университета меня отправили в ординатуру в саратовскую 3-ю Советскую больницу на кафедру к Константину Ивановичу Мышкину. Аспирантуру я проходила у него же. Там  приобщилась к хирургии, а потом научилась оперировать именно щитовидную железу.

-Мышкин – известный и талантливый хирург. Что дало Вам обучение под его началом?

-Профессор многому научил меня в хирургическом плане: клиническому мышлению, медицинским подходам. Я ему очень благодарна. К тому же, поток больных был большой, мы делали около 400 операций в год. Я достаточно быстро набрала материал и уже через год и три месяца защитила кандидатскую диссертацию по патологии щитовидной железы.

-Вы всегда хотели быть хирургом?

-В детстве я мечтала стать океанологом, изучала латынь и биологию, и это пригодилось мне. Когда заболела мама, я увидела, что такое работа хирурга, и решила пойти в медицину.

-Говорят, что хирургия – тяжёлая специальность для женщины. Это так?

-Возможно. У меня, например, очень своеобразное первое впечатление о ней. Обучали нас поэтапно, поэтому на одной из операций мне доверили самостоятельно зашить рану.  В те времена иглы были многоразовые и достаточно тупые. Этот процесс мне показался невыносимо сложным. Я подумала, что если научусь ему, справлюсь, тогда останусь в хирургии. Но оказалось всё не так плохо, нужен просто опыт и острые иглы. Теперь проблем не возникает.

-Сейчас всё даётся легко?

-Нет. И самое тяжёлое, это когда ты понимаешь, что не способен помочь человеку. При запущенной онкологии, к сожалению, хирургия может оказаться бессильной.

-Что помогает Вам справиться с переживаниями?

-Хирурги – очень сильные люди. У нас нет возможности расслабиться. Сама ситуация заставляет мобилизоваться, никаких дополнительных допингов не требуется.

-Вы занимаетесь чем-то ещё, кроме патологии щитовидной железы?

-Я работала в военно-медицинском институте, оперировала и преподавала. С проблемами молочных желёз шли только ко мне, так как я была единственной женщиной на кафедре. Затем прошла специализацию и стала дополнять всё это пластическими операциями. Вот и получился такой уклон. В «Клинике доктора Парамонова» я веду приём онколога, маммолога, эндокринолога и пластического хирурга.

-Как вы начали работать здесь?

-С Виктором Александровичем я знакома с середины 90-х годов, по совместительству работала с ним в других учреждениях. Сотрудничаем мы давно, а окончательно я перешла к нему в 2010 году, когда расформировали Военно-медицинский институт.

-Как Вы оцениваете работу в этой клинике?

-Она интересная и насыщенная, позволяет быть всё время в тонусе, ведь сюда приходят пациенты с самыми разнообразными заболеваниями. А благодаря аппаратам, которые у нас появились, качество оказания медицинской помощи сильно возросло. Стало возможным удаление опухоли лазером, а также избавление от рубцов – самой большой проблемы.

-Пациенты довольны?

-Конфликтовать не приходится, со всеми удается договориться. Главное – отвлечь их от негативных мыслей и все процедуры проводить только по показаниям, ведь они должны принести выздоровление или, во всяком случае, улучшение. И чтобы финансово было не слишком накладно.

-Тяжёлых заболеваний, с которыми Вы сталкиваетесь, как-то можно избежать?

-Рак – это болезнь огорчения, отрицательных эмоций. Например, большинство патологий щитовидной железы развивается после сильного стресса. Если случилась ситуация, которую невозможно исправить, нужно её пережить и отпустить. А если проблемы всё же возникли, к врачу необходимо обратиться незамедлительно.