Размер шрифта: A A A
Цвета сайта: Ц Ц Ц
Изображения Вкл. Выкл.
Обычная версия

Меня всегда удивляют люди, которые, с пеной у рта, не устают хаять свою страну, свой город, людей, которые живут в этом городе.

Во-первых, если тебе здесь так не нравится, почему ты ещё до сих пор не переехал? А уж если ты здесь живёшь, будь как-то лояльнее. Да, не всё идеально, но всегда можно найти и плюсы. И вообще, создаём окружающую нас реальность – мы, люди- человеки, живущие на этой земле.

А во-вторых, чем больше негатива мы сеем вокруг, тем ситуация, действительно, может измениться к худшему. Что излучаем – то и получаем.

Был ранее, ещё в 90-х, в моём кругу знакомых один богатый человек, банкир, по фамилии Шульц. Насколько он был богат, настолько и высокомерен. Характер у него был – не приведи, Господи! Вредный, желчный. Он всегда любил подчеркнуть своё превосходство и похвалиться отличным финансовым состоянием. Однако щедростью особой не отличался.

Познакомились мы с ним, как и со многими, на операционном столе. Он -в качестве пациента, а я – в качестве хирурга. Я тогда, как и все врачи, оперировал в государственной клинике. Частных клиник с операционными в нашей стране ещё не было.

Это было необыкновенное время. Старая система уже трещала по швам, а новая ещё не «устаканилась». В этот переломный период финансирование стационаров упало до минимума. За свой нелёгкий труд мы получали мизерную зарплату. Не хватало медикаментов, продуктов для питания больных, средств на ремонт. Нам самим, за свой счёт, без государственной поддержки, пришлось поставить 17 дверей и 45 окон, а также сделать вентиляцию. Хорошо хоть некоторые пациенты, увидев плачевное состояние больницы, помогали нам, кто сколько может.

Я не знал, что делать. Работать в таких условиях было невозможно. В моей голове зарождались мысли о частном бизнесе, благо к этому времени было уже официально разрешено этим заниматься. Хотя буквально несколько лет назад за занятие частным предпринимательством или спекуляцией в уголовном кодексе была предусмотрена статья.

Дело было новое, незнакомое, никто толком не знал, как это делается, и примеров перед глазами ещё не было. А главный вопрос – где взять деньги на бизнес. Вложения требовались немалые. Нужны были инвесторы.

Я решил обратиться к Шульцу, вспомнив, как он хвастался своим огромным состоянием. К слову, его предки, представители славной династии, были известными меценатами и благотворителями ещё в дореволюционном Саратове.

Мы договорились о встрече, и в назначенное время я пришёл к нему в его роскошный офис. Я изложил ему свои мысли об открытии частной хирургической клиники, описал перспективы. Шульц сидел, небрежно развалившись в кресле, и молча слушал. Когда я закончил, он, наконец, заговорил. Заговорил о том, что всё это ему не интересно, что наша медицина – это полная ерунда, что он ни капли не доверяет саратовским врачам, и никогда не пойдёт к ним лечиться. Что наши врачи ничего не знают и ничего не умеют. А денег у него достаточно. И, если вдруг, возникнут какие-то проблемы со здоровьем, прыгнет в самолёт и полетит в Германию.

Всё это он излагал в очень неприятной манере. Говорил высокомерным тоном. Слова будто цедил сквозь зубы. Казалось, он сейчас просто лопнет от чувства собственной важности и крутизны.

Я сидел, как оплёванный. И думал: «Ну, не хочешь ты участвовать в проекте, не надо. Но унижать-то зачем?»

Вышел от него в дурном настроении и решил больше с ним не общаться.

Через некоторое время я нашёл инвесторов, а точнее, это они сами меня нашли, об этом есть отдельная глава в этой книге. Мы открыли первое частное хирургическое отделение, и успешно работали.

Прошли годы. Как-то в выходной я рыбачил за городом по приглашению благодарных пациентов. Сидел в лодке с удочкой, и тут раздался звонок. Я посмотрел на экран телефона – Шульц! Интересно, что ему надо от ничего не понимающего в медицине доктора Парфёнова? Я взял трубку. Он говорил очень горячо и взволнованно. Оказывается, у его любимого сына сильно разболелся живот, и он подозревает, что это – аппендицит. Ему нужна срочная медицинская помощь и он очень просит помочь ему, как можно скорее.

«А что, самолёты в Германию уже не летают?» - спросил я. В ответ услышал дикий вопль на тему, чтобы я закончил быстрей демагогию и организовал скорую медицинскую помощь его сыну.

Пришлось бросить рыбалку, несмотря на хороший клёв, и поспешить в больницу для срочной операции. Мы с моим другом и коллегой Николаем Яковлевичем Демидовым незамедлительно прооперировали больного. У него, действительно оказался аппендицит, но случай сложный и требующий немедленного хирургического вмешательства. Гангрена червеобразного отростка (аппендикса). Кстати говоря, до Германии наследник «заводов, газет, пароходов» просто не успел бы долететь. К счастью, всё прошло хорошо. В том числе и благодаря опыту и профессионализму моего друга-хирурга.

Когда выписывали Шульца-младшего, его отец молча пожал мне руку. «Знаешь что? С тебя оплата – в три раза больше, чем по прайсу», - сказал я. «Почему?» - спросил Шульц. «За вредность», - таков был мой ответ.

Ни слова ни говоря, он достал бумажник и тут же расплатился.

А я вспомнил свою любимую поговорку: «Не плюй в колодец – пригодится, воды напиться». И ещё одно изречение: «Деньги не портят людей. Они просто показывают, какой человек на самом деле»…





Оглавление




Задать вопрос